Антимафия — мы все про вас знаем!

ПСКБ одолел бельгийский банк в российском арбитраже

Просмотры: 898     Комментарии: 0
ПСКБ одолел бельгийский банк в российском арбитраже
ПСКБ одолел бельгийский банк в российском арбитраже

Петербургский социальный коммерческий банк признали победителем в споре с Euroclear Bank SA/NV за 30 миллионов долларов. Правда, эти деньги российский банк получит явно не ранее конца войны с Украиной.

Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти встал на сторону Петербургского социального коммерческого банка в споре почти за 3 миллиарда рублей. Они не доехали до ПСКБ из-за европейских санкций, и победа в российском суде не означает, что доедут теперь. Но интересны формулировки: европейцы, вас никто не заставляет соблюдать санкции, это вы всё сами.

За что судились

Согласно картотеке арбитража, определение вынесено в середине февраля. Если коротко, ПСКБ требовал взыскать 29,2 миллиона долларов и 138 тысяч евро в российской валюте. Ответчиком выступал Euroclear Bank SA/NV, зарегистрированный в Бельгии. Речь идет о доходах по облигациям Eurasion Develop, Lukoil Int и других компаний, которые ПСКБ недополучил в период с марта по июль 2022 года. Недополучил потому, что Euroclear Bank SA/NV ограничил операции по счетам российского АО «Национальный расчетный депозитарий» (АО «НРД»), с которым у ПСКБ был заключен договор счета депо.

Сам бельгийский банк осенью 2023 года не скрывал, что ограничил операции «в целях реализации постановления (ЕС) 833/2014, с поправками и обновлениями». Это тот самый санкционный регламент, который регулярно обновляется с 2014 года и в приложение к которому включили в том числе Национальный расчетный депозитарий. ПСКБ направил европейцам претензию, а после и подал иск, раз уж эмитенты деньги на счет «НРД» перечислили, а дальше к петербургскому банку они не перетекли.

По каким законам судятся из-за санкций

Для начала арбитраж пришел к очевидному выводу: решать будем по-нашему, а не по-вашему. «Действия Euroclear Bank SA/NV по блокированию операций с денежными средствами повлекли причинение ущерба истцу, являющемуся банковской организацией, деятельность которой имеет важное значение для экономической системы России и осуществляется преимущественно на территории Российской Федерации, — решил суд. — Следовательно, в настоящем случае местом наступления вреда (последствий от причиненного вреда) является Российская Федерация».

Суд считает, что постановления Европейского Союза не подлежат исполнению на территории России, а нормы иностранного права, которые эти санкции и установили, не подлежат применению в этом деле. Почему не подлежат? Потому что это противоречило бы публичному порядку РФ: «При решении вопроса о необходимости использования механизма защиты публичного порядка суд должен исходить… из неприемлемости для страны суда последствий применения иностранной нормы».

Вы спросите, что это у нас за публичный порядок такой? Это «фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства». В частности, запрет на совершение действий, запрещенных «сверхимперативными» нормами законодательства РФ, если этим наносят ущерб суверенитету или безопасности государства. «Принятые санкционные ограничения, которые препятствовали перечислению денежных средств банку, противоречат основополагающим принципам, которые предусмотрены в Конституции Российской Федерации», — говорит арбитраж.

У ответчика был аргумент, что санкции в общем-то никакому публичному порядку в России не противоречат, как и правосознанию, ведь она и сама вводила различные ограничения. Но здесь — смотрите, не перепутайте: «Ограничительные меры, введенные Российской Федерации, носят ответный характер, приняты после введения беспрецедентных санкций в отношении российских физических и юридических лиц. Введение ответных мер было направлено на защиту национальных интересов Российской Федерации, обеспечение ее финансовой стабильности».

А вас заставляли?

Интересно, как арбитраж не входит в положение Euroclear Bank SA/NV: даже если он должен соблюдать запреты, установленные европейским и бельгийским правом, это не делает его действия законными по праву российскому.

«Ответчик не оспорил, что в период с марта по июнь 2022 года отсутствовали обязывающие предписания со стороны регулирующих органов по блокированию операций с участием НКО АО "НРД", — пишет суд. — Все имеющиеся указания имели для Euroclear Bank SA/NV рекомендательный характер. Следовательно, довод о рисках несения уголовной ответственности является предположительным и документально не подтвержденным».

Тем не менее ответчик настаивал, что должен был исполнять бельгийские (читай европейские) законы. И в духе фразы «мы сделали, что могли», упирал на Гражданский кодекс РФ, согласно которому лицо невиновно, «если при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства». Арбитраж не поверил, ведь блокировали счет с марта по июнь 2022-го, а «НРД» включили в список под заморозку только 3 июня.

Euroclear Bank SA/NV говорил, что приостановить операции рекомендовало управление казначейства федерального государственного департамента финансов Бельгии. «Рекомендовало» — главное слово: «Таким образом ответчик признает, что приостановление операций с НКО АО "НРД" в указанный период осуществлено исключительно по инициативе Euroclear Bank SA/NV и не вызвано наличием обязывающих предписаний от контролирующих органов Европейского Союза».

А не много будет?

Еще один красивый аргумент, который не сыграл, состоял в том, что банку могут достаться и эти деньги по суду, и бюджетные — на основании президентского указа № 665 от 9 сентября 2023 года. Напомним, он ввел временный порядок исполнения обязательств перед несколькими группами кредиторов. Если коротко — это виртуальный обмен активами. То есть Минфин зачисляет средства по российским еврооблигациям на особые счета типа «И» — и говорит европейским депозитариям: переведите аналогичную сумму в валюте с заблокированных по санкциям счетов иностранным держателям российских евробондов. А то, что пришло на счета «И», пойдет как раз на погашение обязательств перед российскими держателями иностранных облигаций (в нашем случае — ПСКБ), чьи счета заблокированы в европейских депозитариях (в данным случае — Euroclear).

Поэтому ответчик и удивлялся: то есть вы у нас деньги отсуживаете, да еще и в рамках этого виртуального обмена собираетесь получить все от «НРД». Это ли не «неосновательное обогащение»? Суд решил — нет. Платежи по этой схеме со стороны «НРД» происходят по четко определенным очередям, и ПСКБ нет ни в первой, ни во второй, по которым известен график. «В отношении очередей, следующих за второй, в настоящее время не сформированы графики выплат, как и нет оснований для вывода о том, что такие выплаты неизбежно наступят, поскольку они происходят за счет поступлений на счет "И", которых может не хватить на погашение всех задолженностей», — не слишком радужно сообщает арбитраж.

Последний довод — что банк вообще-то может обратиться прямо в казначейство Бельгии, чтобы ему разблокировали счет. Но ПСКБ делал это, и получил отказ на вывод средств. То, что его можно обжаловать (и есть положительные примеры), не означает, что банк не должен тревожить исками Euroclear: судиться с чиновниками Европы — это не обязанность истца.

Таких много

Арбитраж постановил взыскать с Euroclear Bank SA/NV в пользу ПСКБ 29,2 миллиона долларов и 138 тысяч евро. У ответчика есть месяц на обжалование, но если решение там устоит, практика истребования денег за санкционные убытки всё равно туманна.

19 февраля впервые аналогичный суд с Euroclear выиграл частный инвестор в Москве. Всего же, по оценкам Центробанка, под блокировку из-за санкций в отношении «НРД» попали активы на 5,7 триллиона рублей, они затронули 5 миллионов человек — клиентов российских брокеров.

После этого посыпались десятки исков к Euroclear — как от частников, так и от предприятий, в том числе крупных — таких как Россельхозбанк, Совкомбанк и ЗАО «Лидер». Общая сумма требований добралась до 200 миллиардов рублей.

rucompromat

Григорий Дудник

Страница для печати


Комментарии:

comments powered by Disqus